О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

Разнообразие сообществ с лиственницей и его особенности в Кроноцком заповеднике

Главная / Направления деятельности / Научная деятельность / Научные статьи сотрудников / Разнообразие сообществ с лиственницей и его особенности в Кроноцком заповеднике

Список статей / Флора и растительность / Разнообразие сообществ с лиственницей и его особенности в Кроноцком заповеднике

Автор: Рассохина Л. И.

Лиственничный «остров» на Восточной Камчатке связан с малой межгорной депрессией Кроноцкого озера в Кроноцком государственном заповеднике. Около 2 тыс. лет назад здесь находились участки елово-лиственничных лесов. Площадь лиственницесодержащих насаждений невелика, около 25 тыс. га. Леса, редколесья из лиственницы Каяндера сосредоточены между высотами 380–500 м н.у.м., участками доходя до 750–800 м н.у.м.

Исследования растительного покрова Кроноцкого заповедника (1974–78 гг.) геоботанической экспедицией (ЛГУ) проводились методом опорных геоботанических профилей в типичных ландшафтах. Через 100 м в реперных точках выполнялись геоботанические описания. Итоговое число описаний сообществ с лиственницей составило 105.

Разнообразие их объединено в 12 ассоциаций, 7 групп ассоциаций и 3 формации. Редколесья и сомкнутые лиственничники (полнота древостоя от 0.3) отнесены к разным формациям. В них зарегистрировано 66 видов высших сосудистых растений (Растительность Кроноцкого заповедника,1994). Все компоненты подчиненных ярусов — эвритопные виды широко распространенные в заповеднике. В древостоях иногда отмечено незначительное участие ели аянской.

В 1983–85 гг. в рамках темы «Современное состояние лиственничников Кроноцкого заповедника» нами проведено обследование лиственничников в бассейне оз. Кроноцкого. Внимание уделялось как типичным участкам, так и охвату типологического разнообразия лесов и редколесий. Учет видового состава велся не только в пределах пробной площади, но и при рекогносцировочных обследованиях. Всего сделано 135 описаний. Диагностирование типов производилось по таблице типов лиственничных лесов Камчатской ЛОС, выделено 9 типов. Ранее предложенная геоботанической группой ЛГУ классификация ценозов с лиственницей в принципе вписывается в рамки выделенных типов.

Состав высших сосудистых растений (по описаниям) возрос до 112, вместе с дополнительно учтенной флорой — до 211 видов. Список увеличился, естественно, за счет видов низкого обилия и низкой встречаемости.
По нашим материалам видовое разнообразие для одних и тех же типов леса по различным районам депрессии колеблется незначительно. Флористически более насыщенными являются сообщества из местности, где лиственничные древостои занимают площади с большим разнообразием мест произрастания; более широким интервалом высот.

Видовой состав лиственничников бассейнов рек Лиственничная, Северная, Унана соответственно равен: 107, 41, 34 вида. Обеднение видового состава, прежде всего, регистрируется по мере выхода сообществ из речных долин; а в ряду горных склонов — по мере ухудшения режима теплообеспеченности.

О большой гетерогенности ценозов говорит отсутствие видов высокой встречаемости (81–100%). К видам с встречаемостью 61–80% относятся виды, формирующие основные зональные синузии, как подпологовые так и эдификаторные. С встречаемостью 41–60% и 21–40% зарегистрированы виды, могущие формировать самостоятельные синузии или выступать в роли доминантов и содоминантов других сообществ. То есть в составе сообществ с лиственницей основную роль играют виды эвритопные, таких видов 14. Все остальные виды, немногим менее 100 (по описаниям) или 200 (по списку флоры), являются видами еще более низкой встречаемости.

В их число входят 12 видов растений почти или совсем не встречающихся на остальной территории заповедника. Растения эти более свойственны Центральной Камчатке, где обычны. Здесь же, несомненно, они влияют на флористическую характеристику местности и оценку включающих их сообществ.

Эти растения отмечаются и в других типах растительного покрова депрессии, но также в низком обилии и при низкой встречаемости. Особенно интересно присутствие, и притом не только в лиственничниках или редколесьях, 4 типичных подпологовых видов хвойного леса. Но даже наиболее обильный из них в лиственницесодержащих ценозах имеет встречаемость 12%. Он чаще сопутствует спелым и перестойным древостоям. Отмечен и вне лесного полога, где иногда обилен, но имеет угнетенный вид. Есть основания предполагать его связь с ранее существовавшими здесь хвойными лесами. Находки других видов единичны и территориально разобщены. Они зарегистрированы только на участках высокополнотных недлительно существующих молодых лиственничных лесов по оползням на горных склонах. Связь этих видов с некогда здесь существовавшими елово-лиственничными лесами более чем сомнительна.

Сейчас очень распространена тенденция учета видового разнообразия сообществ как части общего биоразнообразия. Приведенные материалы показывают насколько трудоемок и длителен процесс этого учета даже для легко фиксируемых компонентов (высшие сосудистые растения) на относительно небольшой территории; насколько различны результаты и возможности их интерпретация. Затраты на подобные работы велики и должны быть оправданы. В заповеднике различные, причем неоднократные инвентаризационные работы заложены в обязательные программы научных исследований.
Статус заповедника предполагает полное ограждение от антропогенных воздействий и тем самым сохранение естественной динамики всех компонентов функционирующих биогеоценозов независимо от их обилия и встречаемости. Интересен другой аспект ситуации. Выделение редких видов растений различного ранга бывает, производится лишь на основе данных об обилии вида, характере распределения его по той или иной территории. Насколько правомерно отнесение видов низкой встречаемости и малообильных к числу особо охраняемых? Особенно, если учесть, что роль в сообществах, состояние популяций и ценопопуляций, миграционные пути для большинства видов растений указанных категорий не ясны. Вследствие этого не могут быть предложены и иные, более действенные меры охраны, нежели включение этих видов в списки особо охраняемых.