О чрезвычайных ситуациях в Кроноцком и Корякском заповедниках, Южно-Камчатском заказнике им. Т. И. Шпиленка просьба сообщать по телефону оперативного дежурного ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник»: +7-924-891-52-36.  

Если вы почувствовали землетрясение, сообщите об этом в Камчатский филиал геофизической службы РАН www.emsd.ru/lsopool/poll.php 

Конкурсы и акции Кроноцкого заповедника
 

Размещение, численность и некоторые особенности экологии снежного барана на Восточной Камчатке

Главная / Направления деятельности / Научная деятельность / Научные статьи сотрудников / Размещение, численность и некоторые особенности экологии снежного барана на Восточной Камчатке

Список статей / Экологические обзоры по отдельным группам животных / Непарнокопытные и парнокопытные животные / Размещение, численность и некоторые особенности экологии снежного барана на Восточной Камчатке

Автор: Мосолов В. И.

Мосолов В.И. Размещение, численность и некоторые особенности экологии снежного барана на Восточной Камчатке// Фауна и экология промысловых зверей Северо-Востока Сибири. Владивосток: Дальнаука, 1993, С. 23–41.

Камчатский подвид снежного барана (Ovis nivicola nivicola Esch,) остается сравнительно мало изученным. Наиболее полные сведения по его экологии имеются в работах Ю.В. Аверина (1948, 1951), выполненных на территории Кроноцкого заповедника еще в 40-х годах. В тот же период вышли статьи, кратко освещающие распределение и отдельные аспекты экологии снежного барана Восточной Камчатки (Плечев, 1939; Гаврилов, 1947). Более поздние исследования отражают некоторые черты поведения (Филь, 1978; Стенченко, 1980), влияние промысла на отдельные группировки (Филь, 1977а), содержат краткие сведения о численности и распространении животных в горных районах Камчатки (Грибков, 1969; 1970; Филь, 1973; 1975) и материалы по осеннему питанию толсторогов (Капитонов и др., 1975).

В настоящее время состояние популяции снежного барана на Камчатке значительно изменилось. В ряде мест он стал редок, отдельные его группировки сохранились в труднодоступных горных районах и на некоторых мысах океанического побережья Восточной Камчатки. Даже в пределах охраняемых территорий восстановление численности животных идет очень медленно или продолжает снижаться. Не восстанавливается подорванная в 60-х годах популяция на юге полуострова. Все это требует изучения популяции снежного барана как на полуострове в целом, так и в местах обитания отдельных изолированных его группировок. Цель нашей статьи — осветить современное состояние отдельных популяций снежного барана в условиях горно-вулканических районов Восточной Камчатки и дать некоторые рекомендации по организации его охраны на полуострове.

Материал и методика

Основой статьи послужили материалы, собранные в Кроноцком заповеднике (964 тыс. га) в течение шести полевых сезонов.

(1982–1987 гг.). Наземными маршрутами (более 5,5 тыс. км) охвачены основные места обитания снежных баранов на площади 10 тыс. км2, в том числе и в сопредельных с заповедниками горных районах Восточной Камчатки, подверженных влиянию промысла. В период 1984–1987 гг. проведены летние полевые работы на основных вулканах заповедника (Унана, Тауншиц, Конради, Гамчен, Комарова, Высокий, Кихпиныч, Большой Семячик) с целью изучений пространственной структуры группировок снежного барана проведено около 20 визуальных наблюдений, зарегистрировано около 50 встреч различных по составу стад животных.

Для определения мест зимнего выпаса толсторогов частично использовались материалы аэровизуальных обследований с самолета Ан-2 (более 20 летных часов).

При учете численности толсторогов на маршрутах применялись рекомендации, разработанные Ф.Б. Чернявским (1970) для Корякского нагорья и Чукотки. Особенности рельефа горно-вулканических районов и характер распределения животных на Камчатке потребовали несколько иного подхода к выполнению учетных работ. В частности, плотность населения толсторогов рассчитывалась отдельно по каждому из вулканов (с учетом общей пригодной для обитания животных площади. Протяженные горные хребты, соединяющие ряд вулканических конусов в гряду (Гамченский, Валагинский и др.), проходились маршрутами по гребню хребта и подножиями вулканов. Итоговая численность снежных баранов для каждого горно-вулканического района рассчитывалась исходя из количества встреченных животных на отдельных вулканических массивах.

Метод авиаучета толсторогов с самолета Ан-2, примененный в Якутии (Ревин, 1982), как показал наш опыт, в горновулканических районах малоэффективен и может быть применим только для приморской зоны и отдельных горных хребтов.

В работе использовались имеющиеся материалы наблюдений работников лесной охраны и научного отдела Кроноцкого заповедника за последние 8 лет (232 карточки регистрации встреч), некоторые данные аэровизуальных наблюдений, выполненных ст. инспектором «Камчатрыбвода» В.Н. Буркановым на юго-восточной Камчатке (приморская зона), и оригинальный материал лесничего В.Н. Правкина по зимней экологии снежных баранов приморской группировки. Большую помощь в сборе материала нам постоянно оказывал лаборант А.П. Кононов. Всем им автор выражает признательность.

Распределение и численность

Снежный баран на Камчатке обитает у подножия горно-вулканических массивов и на склонах действующих вулканов, на водораздельных хребтах и наскальных участках приморских береговых террас. Животные не заселяют, как правило, горные районы, затронутые деятельностью человека, и участки с повышенным фактором беспокойства.

Неравномерный характер распределения снежных баранов на обширной территории заповедника определяется, прежде всего, высокой требовательностью животных к местам обитания. К основному фактору, определяющему возможность постоянного обитания снежных баранов в том или ином горном районе, относится, прежде всего, наличие мест выпаса в непосредственной близости от скальных труднодоступных для хищников участков гор Немаловажную роль играет и состояние снежного покрова (высота, распределение, плотность), определяющее доступность пастбищ. Понятно, что благополучие существования животных на отдельных горных участках достигается только сочетанием перечисленных факторов (Чернявский, 1961; 1967).

Восточная Камчатка по многообразию мест обитания для снежных баранов отличается от других регионов страны. Наряду с районами активного вулканизма, где еще не закончились процессы горообразования и вулканическая деятельность, здесь можно найти и довольно древние в геологическом отношении разрушенные горные образования. Обращает на себя внимание разнообразие экологических условий на мощных горных узлах и протяженных водораздельных хребтах; в особых условиях находится группировка животных, обитающая на кромке берегового уступа океанического побережья. Все это делает весьма условным сведения всего многообразия стаций обитания снежных баранов к нескольким типам. Так, например, Ю.В. Аверин (1951) все многообразие местообитаний снежного барана на Камчатке сводил к двум типам. Он различал высокогорные станции (1000–1500 м над ур. м.) и береговой уступ с обрывистыми скалами. Нами по результатам предварительных обследований и материалам авиаоблетов вся территория заповедника с участками сопредельных хребтов (Валагинский, Тумрок) была разбита на ряд горных структур, где в течение летнего сезона относительно изолированно обитает одна или несколько группировок снежных баранов (см. рисунок). Для территории заповедника мы выделили восемь таких районов. По каждому из районов проанализированы вся имеющаяся информация за предыдущие годы, опросные сведения и литературные данные, а также материалы собственных исследований. Это позволило более четко представить как характер распределения животных на обширной заповедной территории, так и все многообразие экологических условий мест обитания отдельных временно изолированных группировок.

Учеты численности и расчеты плотности населения животных велись нами отдельно по каждому из выделенных районов.

1. Приморская береговая терраса Кроноцкого полуострова

Это единственный участок морского побережья заповедника, где снежные бараны обитают непосредственно на береговом уступе приморской террасы. Изолированность группировки очень высока. Толстороги лишь иногда совершают откочевки в глубь полуострова от берегового уступа. Вне заповедника небольшие группировки снежных баранов еще сохранились на мысах Синявина, Крестовом, Ходжелайка и на небольших участках береговой террасы юго-восточного побережья Камчатки (устное сообщение В.Н. Бурканова). Условия обитания во всех перечисленных районах во многом схожи. Это, как правило, труднодоступные обрывистые участки приморских береговых террас с выходами скал; узкие далеко вдающиеся в море мысы с многочисленными карнизами и крутыми задернованными склонами. Зона обитания животных ограничена узкой (до 200–300 м) полосой берегового уступа. В последние годы численность снежных баранов, обитающих в подобных экологических условиях, резко сократилась. Это происходит, в основном из-за сравнительно легкой доступности участков береговых террас с моря и браконьерского отстрела животных непосредственно с береговой черты. Животные, недоступные на скалах береговой террасы для хищников, очень уязвимы для человека.

За годы существования заповедника, начиная с 1934 г., район обитания и численность приморской группировки (Кроноцкий полуостров) значительно сократились, что подтверждается материалами наших исследований. Ю.В. Аверин (1948) в 50-е годы отмечал толсторогов на скалистых береговых уступах от устья р. Тюшовки до мыса Чажма. На этом участке береговой террасы (более 100 км) снежные бараны обитали повсеместно и были обычны. В 1971 г. работники лесоустроительной экспедиции видели хорошо набитые тропы и следы животных на береговой террасе в бух. Каменистой (мыс Кроноцкий). В 1976 г. толстороги еще отмечались южнее мыса Козлова (устное сообщение А.П. Никанорова). В 1982 г. работники Кроноцкого маяка видели баранов на береговой террасе у бух. Каменистой. Позднее копытные регистрировались нами уже на сравнительно ограниченном участке берегового уступа от мыса Козлова до мыса Отшельникова (46 км). В 1984–1985 гг. снежные бараны занимали участок береговой террасы от р. Бараньей до р. Двойной (22 км). Зимой часть животных отходила чуть южнее к мысу Острому. Но животные не встречались южнее мыса Козлова и севернее мыса Отшельников.

В настоящее время снежные бараны заселяют исключительно ограниченный участок уступа — от мыса Острого до р. Двойной (22 км). Это наиболее труднодоступный скалистый участок всей приморской береговой террасы заповедника, изобилующий скалами и крутыми склонами. Участки выпасов животных располагаются по верхней кромке берегового уступа, труднедоступного для хищников из-за крутизны склонов и изобилия) скальных участков. Лежки и основные тропы проходят вдоль террасы, по ее верхней части. Редко пользуются животные и приморской полосой, избегая перемещения по прибойной зоне и приморскому лугу. Только в устьях рек снежные бараны изредка спускаются на приморские луга. В снежный период участок обитания снежных баранов сужается, к концу зимы пригодной для перемещений остается только узкая полоса вдоль берегового уступа. Здесь же, на выдувах и бесснежных участках по мысам, толстороги и выпасаются. Переходы животных из приморской зоны в горные районы Кроноцкого полуострова очень редки и осуществляются только по водораздельным хребтам и вдоль береговых склонов крупных рек (Кубовая, Козлова, Двойная). В целом группировка снежных баранов, обитающая в подобных экологических условиях, очень уязвима для хищников, особенно при неблагоприятных погодных условиях. К тому же в последние годы на приморские группировки снежных баранов усиливается пресс антропогенного воздействия.

2. Горы центральной части Кроноцкого полуострова

Этот тип мест обитания снежных баранов, выделенный Ю.В. Авериным (1951), представляет собой довольно широкий спектр экологических условий: от протяженных обрывистых хребтов до невысоких сглаженных гор высотой 1200–1400 м. В настоящее время этот район слабо затронут антропогенной деятельностью. Признаки обитания снежных баранов отмечены у подножия ледников; переход крупных животных зарегистрирован от центральной части полуострова к приморской зоне по хр. Проходимому. Обширные поля ледников и многочисленные каменистые россыпи остаются незаселенными. В целом район характеризуется плохими кормовыми условиями, а обилие снега делает невозможным существование здесь животных зимой. Небольшие разрозненные группировки толсторогов обитают на отдельных участках горных хребтов по периферии купола Кроноцкого полуострова и по склонам речных долин и распадков, где снег сдувается с верхних участков склонов и есть возможность для перемещений и выпаса. В целом численность отдельных группировок снежных баранов, населяющих горы центральной части Кроноцкого полуострова, невысока. Около 60–80 голов копытных обитает здесь на сравнительно незначительной площади.

3. Верховья рек Малая Чажма, Тюшовка, Богачевка

Этот удаленный от основных маршрутов и труднодоступный район заповедника до настоящего времени остается практически неисследованным. Не подвержен он и влиянию антропогенной деятельности. Ю.В. Аверин (1948) считал этот район слабо заселенным снежными баранами и писал, что «бараны обитают здесь в числе немногих особей». Нами в 1984 г. была предпринята первая попытка обследовать район наземным маршрутом. В первый раз мы смогли осмотреть только участки водораздельных хребтов в истоках рек Малая Чажма и Иванова. Плотность населения снежных баранов здесь оказалась довольно высокой: на отдельном участке хребта (10 км) и по обрывистым склонам руч. Скалистого обитало 65–70 голов (при плотности до 15 голов на 1000 га).

В 1988 г. были обследованы хребты Гребневой и Задорнина (центральная часть заповедника), а также склоны, береговых террас в верховьях рек Тюшовки и Богачевки. Эти горные хребты, изобилующие скальными обнажениями, отвесными карнизами с хорошими участками летних выпасов, заселены снежными баранами довольно плотно. Животные встречались на веем протяжении хребтов (30 км), хорошо набитые тропы, лежки, зимняя шерсть отмечались нами на всем протяжении маршрута. Животные отдельными группками (до 15 голов) встречались по краю скальных обнажений и по верхним участкам склонов; выпасались в истоках мелких ручьев (бассейн р. Тюшовки) и на платообразном равнинном участке хребта. В целом горный район, расположенный в верховьях рек Малая Чажма, Тюшовка, Богачевка, заселен изолированной группировкой снежных баранов, которая занимает отдельные водораздельные хребты (Гребневой, Задорнина) и склоны речных долин (истоки р. Иванова и руч. Скалистого). Сезонные миграции животных возможны как вдоль хребтов, так и по участкам горных тундр в истоках рек.

4. Валагинский хребет

Этот мощный горный хребет, протянувшийся по северо-западной границе заповедника более чем на 60 км, является водоразделом бассейна р. Камчатки и Кроноцкого озера. Горы Валагинского хребта Ю.В. Авериным не выделялись в отдельный район обитания снежных баранов. В настоящее время этот район подвергается мощному антропогенному воздействию с сопредельной территорией, где проводятся прогон и выпас домашних оленей, что привело к заметному сокращению численности и образованию ряда отдельных изолированных группировок снежных баранов. К тому же условия обитания здесь весьма специфичны. До недавнего времени из-за труднодоступности Валагинский хребет сотрудниками заповедника вообще не посещался; слабо контролируется эта территория и в настоящее время. В 1985–1987 гг. нами были предприняты проходы к перевалам, маршруты по хребту и обследование отдельных участков горных тундр. Следы и тропы животных зарегистрированы почти на всех перевалах; в истоках крупных рек бассейна Кроноцкого озера (Перевальная, Северная), в окрестностях оз. Теплякова, у подножия вулкана Кизимен (2480 м над ур. м.) и г. Кормилицы (1726 м над ур. м.). Отрывочные сведения прошлых лет и информация от оленеводов по сопредельной территории указывают на пять вулканов, включая и один из самых высоких на Камчатке — сопку Кроноцкую (3528 м над ур. м.). Это вулканы Шмидта (2020 м над ур. м.), Гамчен (2576 м над ур. м.), Комарова (2070 м над ур. м.), Высокий (2167 над ур. м.). Несколько особняком в ряду вулканических конусов стоит вулкан Конради (1893 м над ур. м.).

В отличие от ранее рассмотренных горно-вулканических массивов, Гамченская группа вулканов сравнительно трудно-доступна. В последние годы она очень редко посещается сотрудниками заповедника, и сведения о численности и распределении снежных баранов практически отсутствуют.

В прошлом этот горный район Восточной Камчатки считался наиболее плотно заселенным снежными баранами (Аверин, 1948). Среди всех вулканов Гамченского района благоприятными защитными и кормовыми условиями отличается вулкан Шмидта. Этот древний щитовой вулкан является одним из крупнейших ледниковых сооружений Камчатки, сформировавшихся в раннем плейстоцене (Мелекесцев и др., 1974). В результате эрозионных процессов от первоначального конуса диаметром 16 км сохранились лишь многочисленные хребты-водоразделы с громадными цирками, карами и барранкосами. Большинство глубоких закрытых распадков хорошо задернованы и представляют собой великолепные пастбища с хорошими защитными условиями. По оценке, Ю.В. Аверина (1951), в 40-е годы численность баранов в пределах этого вулкана превышала 300 голов. По словам А.П. Крупенина, работавшего в те же годы наблюдателем заповедника, в сентябре 1946 г. почти в каждом распадке вулкана отмечались стада в несколько десятков голов. Со времени посещения вулкана Шмидта Ю.В. Авериным (август 1946 г.) этот район оставался совершенно неизученным.

За последние 30 лет численность группировки снежных баранов, обитающей в пределах вулкана Шмидта, значительно снизилась; изменились и районы обитания. Причин тому много. Это прежде всего деятельность Богачевской нефтеразведки (1940–1960 гг.) и многолетние изыскания экспедиции Ленгидропроекта в бассейне Кроноцкого озера (1967–1975 гг.). В марте 1976 г. при облете вулкана Шмидта было учтено всего 6 толсторогов. В сентябре 1982 г. нами впервые были обследованы восточные склоны вулкана (исток р. Станичной): следы и тропы снежных баранов отмечены на водораздельных хребтах и по склонам распадков. Сотрудник заповедника А.П. Никаноров в сентябре 1984 г. осмотрел на вулкане Шмидта истоки руч. Сухого (бассейн Кроноцкого озера). Он отметил группу снежных баранов в 15 голов. Позднее, в 1986–1987 гг., учетные работы на вулкане Шмидта были проведены нами с наиболее полным охватом всех мест обитания животных. В настоящее время они заселяют закрытые полуцирки в истоках рек Станичной и Бараньей и руч. Малаховского, а также «борта» многочисленных распадков. Места выпасов располагаются по склонам сопок и водораздельных хребтов, разделяющих бассейны рек Кроноцкого озера и р. Богачевски; лежки и тропы отмечаются в предвершинных частях этого вулканического массива.

К югу от вулкана Шмидта возвышается просматриваемый почти с любой возвышенной точки заповедника один из крупнейших вулканов Камчатки — сопка Кроноцкая. Это типичный стратовулкан очень правильной конической формы. Вершина его безжизненна и покрыта ледником; склоны расчленены глубокими, лишенными всякой растительности барранкосами. Пояс горнотундровой растительности незначителен по относительной высоте и располагается от зоны стлаников до границы ледников и каменистых россыпей. Для обитания баранов склоны этого вулкана малопригодны из-за обширных площадей каменистых россыпей, высокой крутизны склонов и отсутствия хороших мест выпасов. Район труднодоступен и поэтому мало изучен. За последние годы трижды видели небольшие табуны баранов (3–5 голов), спускающихся от вулкана к р. Кроноцкой. Возможно, часть животных с. северного подножия вулкана совершает откочевки к горному массиву вулкана Шмидта,(10 км), отделенному от сопки Кроноцкой горной тундрой. Вулканы Гамчен, Комарова, Высокий, занимающие северную часть протяженного горного района, характеризуются сходными экологическими условиями. Основания этих горных массивов сближены подножиями и образуют так называемый Гамченский вулканический дол; перевалы между вершинами лежат в пределах 1200–1300 м над ур. м. Подножия вулканов хорошо задернованы, участки горно-тундровой растительности поднимаются до 1500–1600 м. Все эти вулканические структуры имеют правильную, со слабой изрезанностью склонов, коническую форму.

На вулкане Гамчен кроме основной вершины различают еще три частично сохранившиеся конуса (Устинова, 1954). На вулкане Комарова имеется хорошо выраженная кальдера с участками фумарольной деятельности.
В качестве мест обитания снежных баранов наибольший интерес представляют склоны и подножия этих вулканов до 1300 м над ур. м., хотя отдельные заходы животных были отмечены нами и на вершине вулкана Гамчен (2200 м над ур. м.), в предвершинных участках вулкана Комарова (до 2000 м над ур. м.) и на склонах вулкана Высокого (до 1900 м над ур. м.), где уже полностью отсутствует всякая растительность. Относительно хорошо развитый растительный покров приурочен, как правило, к долинам мелких водотоков и ручьев, текущих со склонов в реки Богачева и Лиственничную.

Районы обитания снежных баранов на территории Кроноцкого заповедника.

I — Приморская береговая терраса;

II - горы центральной части;

III — верховья рек Малая Чажма, Богачевка, Тюшовка;

IV — Валагинский хребет;

V — район вулканов Унана и Тауншиц;

VI — район вулканов Семячик;

VII — Узон-гейзерный район;

VIII — Гамченский горный район.