Будни волонтеров

Будни волонтеров

Зарисовки волонтера 2020 года Юлии Иваницкой:

Курильское озеро: люди, медведи и кое-что ещё 

Пять стройных зайцев стояли на задних лапах на тёмной поляне. 
По зайцам стекал дождь. Они были без дождевиков, хотя вокруг все остальные - в них. Зайцы не шевелились. 
«Как здорово украшена территория, какие милые эти фигурки ушастых», - подумала я. Но прибежал кот и ландшафтный дизайн разбежался. 
Странно, - подумала я. И решила, что просто много думаю. Я всегда много думаю. Вот я думала, что муж меня не отпустит волонтером в Кроноцкий заповедник. А он отпустил. Выходит, я зря думала. Потому что вот я здесь. И рядом подруга Лера. И вместе мы на кордоне Озерный, на Курильском озере, где есть медведи и люди. А ещё я думала, что надо бы в ворохе вещей, накиданных в сумку наспех, срочно найти свои резиновые сапоги. 
Красные. 
Нашла. Надела. Ушла. 
В другую жизнь. 


Тайная жизнь волонтёра и его продуктов 

“Ну как же так, Юля? Почему они пишут такие гадости?!” - сокрушалась Раиля, повар на Курильском озере, с семилетнем опытом. 
Повод расстройства Раили - один на все времена: ежегодное обсуждение в СМИ условий, на которые набирает волонтеров Южно-Камчатский заказник.
Волонтёров просят приезжать со своими продуктами. Вернее с теми, что указаны в списке, который присылают при заключении договора. Пока что такое правило. И ты его или принимаешь или нет: волонтёрство - дело добровольное. 
Но каждый год соцсети взрываются негодованием: «Заповедник набирает рабов, да ещё со своей картошкой. Стыдно. Дно». Пишутся гневные статьи, репостят, раскаляют мессенджеры в телефонах. 
А заповедник встречает всё новых и новых волонтёров со всей страны и мира. Которым продуктовая корзинка примерно в шесть тысяч рублей - это небольшая плата за эмоции. Впечатления. И они обязательно случатся. 
-Понимаете, Раиля, в чем дело. Все, кто возмущается - они никогда сюда не приедут. Ни с продуктами, ни даже если их не надо будет покупать. Есть такие люди. Которые никуда не едут. А есть те, которые едут. 

Продукты с Лерой сдали на кухню. Взамен получили: 25 вкусных завтраков, обедов и ужинов. Безлимитный чай. Выпечку. Все это готовила Раиля с помощниками. Не мы! Кто жена и домохозяйка, тот поймёт. Всю прелесть происходящего. 
(из заметок на телефоне) 


Волшебные люди или добро пожаловать в каменный век 

У меня ощущение, что я влюбилась сразу в тридцать человек. И знаю, что их надо отпустить. И я страдаю”, - сказала Лера. (Из разговоров в волонтерском домике)
И вот мы лежим перед отъездом и страдаем вдвоём. Потому что - да. Влюбиться в мужчину - это одно. Влюбиться в человека - это по-другому. Это увидеть, что каждый привёз на озеро свой мир. 
И когда тебе вдруг неожиданно он слегка приоткроется, ты думаешь: да кто же ты? Врач, журналист, кандидат наук, преподаватель МГУ, путешественник, спортсмен, миллионер-миллиардер, программист, инструктор по альпинизму, фотограф, эколог... 
Вы приезжаете сюда работать. Или волонтерами - помогать по хозяйству, в научной работе. Я вас знаю всех по именам. Реже - по фамилии. А больше, оказалось, ничего знать и не надо. Никаких подробностей. Они лишние. 
На озере мужчина делает мужскую работу. Охраняет, защищает, строит, рубит, топит баню, водит технику... И этого достаточно. 
Мужчина здесь - с сохраненным каменным веком”, - сказала Варя, научный сотрудник из Москвы. Как сказать лучше Вари, я не придумала. 


 Мыла туалеты 25 дней. Была абсолютно счастлива

Первое утро. Мыли туалеты. Много ржали. Ведь это реально смешно: кто ж знал ещё позавчера, что всё так сложится. Позавчера мы были примерные жёны и отличные матери. В красивых одеждах и макияже. А сегодня мы примерно и отлично трём ободки унитазов - по два на каждую. 
Не зная ещё, что где-то подальше припасено ещё шесть. А совсем подальше - ещё парочка. 

-Я волнуюсь, - поделилась Лера, когда машина была уже на полпути к Курильскому . 
-Отчего? - мне стало интересно. 
-Я боюсь не справиться. 
-С чем? Мыть унитазы и чистить картошку? Тогда я поволнуюсь с тобой. 
(из заметок на телефоне) 

Мы справились. Я думаю, на отлично. И да. Нас никто не заставлял заниматься только этим - порядком в туалетах. Это - наше решение, поскольку волонтерство - только по желанию. Кто-то отказывался от такой работы. Хотя был предупреждён. А кто-то увидел в ней немного больше, чем блеск фаянса. 

Из телефона: 
*Вывели теорию туалета. Самые грязные - дальние по правую сторону. Потому что правшей больше и людям свойственно желать уединения в личных делах. 

*Раиля подарила швабру. Почувствовали счастье. 

*Придумали название месту своей работы. Теперь это - объект. Есть просто, а есть - дальний. Слово объект придало ещё больше значимости нашему пребыванию здесь. 
-А где подруги? 
Они на объекте. Звучит. 

*Лера заглянула в туалет-дыру. Увидела своё отражение. Позвала меня. И я увидела своё. Радовались, как дети. 

*Усовершенствовали открывание дверей. Чтобы удобней мыть полы - нужны были стопперы для них. Через 15 минут после «дверного совещания» неразговорчивый человек принёс нам озерные нанотехнологии: аккуратно подогнанные по размеру березовые чурочки. Через 15(!) минут! Кто домохозяйка и жена - тот поймёт. 

*Помыли полы возле туалетов с мылом. Туристы изумились. 

*Со временем образовался туалет-кружок. По типу литературной гостиной. Обсуждается всё, мы ж филологи. 

*Достигнут уровень абсолютного спокойствия - смахнула с себя большого паука, ночевавшего в раковине, и не закричала. 

*На кран прилетает красивое нечто. Назвали ее «Тварь». Ласково. Тварь машет крыльями, вертит глазищами и перетирает длинными лапами. Лера говорит, что она похожа на меня. 

*Поссорились с Лерой единственный раз. Я защищала свой унитаз от поучений, как его правильно мыть. Инспектор, стоящий рядом сказал: «Ничего смешнее не видел - бабы не поделили унитаз» и ушёл. Я тоже ничего смешнее не видела. 
(из заметок на телефоне)


Я видела другое. Красивое. 

Нам повезло, в какой-то мере. Вирус закрыл мир, и сезон был небогат туристами. А значит, богат был свободным временем. 
Нас звали везде. 
Мы лезли на вулкан Ильинский. 
Играли в крокодила на Кутхиных батах. 
Провожали пешком туристов до переправы по лесной дороге десяток километров. 
Не раз ходили на моторной лодке по озеру, чтобы увидеть ещё больше красоты. 
Заезжали на кордон Травяной, такой сказочный в своей миниатюрности и такой гостеприимный своими инспекторами: Ланой и Костей. 
Догуляли до бухты Северная. 
Поднялись на сопку Домашняя. 
Видели Лисий камень. 
А ведь были ещё рассветы-закаты, туманы-дожди, костры и песни под гитару, натопленные бани, прекрасные фотографии и фотографы, дни рождения, вечерние игры и… 


Разговоры-разговоры-разговоры... 

-Завтра подруги приходят на озеро, - протянула Лера. 
-А они знают, ЧЕМ ты тут занимаешься? - шепотом спросила ее девочка-волонтер из Петербурга. 
Ее смущали унитазы. 
Кого-то - что-то другое. 
Нет одинаковых людей. Никто и ничто не обязано нравится другому так же сильно, как и тебе. 
Сейчас - время соцсетей и доступной информации. Каждый может написать что-то своё. Каким он увидел это место. И не факт, что это будет волшебный пост. 
Так бывает. 
Что кто-то оказался строгим и суровым. А кто-то радостным и добрым. У всех разные характеры. 
Так бывает. 
Что интереснейшие сотрудники с запасом захватывающих историй, которых за десятки лет накопилось не на одну беседу у костра, так и остались просто какими-то людьми. Что отлаженный быт кордона, который живет по своим правилам, вдруг видится невнятным хаосом. 
Так бывает: ожидания не совпали с действительностью. 
И это нормально. 
Наверное, немного досадно. Что в тебя попало это место. А в кого-то нет. 
От чего зависит? 
Не знаю. Может, от тебя самой. От меня самой. От моего взгляда. 


Взгляд на медведей 

-Девчонки, пошлите, к медведям провожу. 
Я даже не помню, кто это был. Кто первый открыл нам мир бурых увальней. Нас кто-то привёл на вышку – место, откуда можно наблюдать этих шерстяных, с кожаными носами косолапых. 
Нам кто-то показал медведей. Ну как показал. Их и так видно. Ходят. Прыгают в воду. Ловят рыбу. Иногда рычат друг на друга. Лапой машут. 
Странно. 
Я думала, что медведи меня впечатлят больше. Что я тоже буду махать лапой в ответ и, возможно, прыгну если не в воду, то от эмоций. 
Но нет. Как много я думаю. И как мало знаю. Себя. 
Но сейчас уже чуть-чуть больше. Ну хотя бы то, что я могу просто жить просто. Без нового пальто. Без машины и ресторана. Без скоростного интернета и городского шума. 
Хотя, кого я обманываю? Я всегда так могла. Только забыла. А тут вспомнила. 
Надела сапоги и все вспомнила. 
Что всё дело в людях, медведях и ещё кое в чём. 
В желании быть счастливой. 
В лучшем месте.
С лучшими людьми. 
Ну и да. Немного с медведями.


Лена Хаглунд (Швеция)

Я всегда любила бывать на природе, жить ближе к ней. С детства провожу много времени на улице - и зимой, и летом. Это у меня в крови, без этого никак. В 1991 году я впервые приехала на Камчатку и за долгое время была там одной из первых иностранцев. Я была молодая, впитывала все впечатления. Ходила две недели с рюкзаком и палаткой (с местным проводником) и влюбилась в дикую природу и в огромные необжитые пространства полуострова. Поняла, что здесь одно из последних мест на Земле, где можно увидеть нетронутую дикую природу. Жила несколько дней в эвенском кочевом стойбище, чтобы познакомиться с их самобытной культурой. Видела, как в то непростое время поменяли советский флаг на российский в Эссо. Подружилась со многими хорошими людьми и знаю, что это на всю жизнь. После этого я приехала домой в Швецию совершенно другим человеком и решила стать журналистом. 

С тех пор я путешествую по всему миру. Всегда и везде меня интересует сохранность дикой природы. Но где бы я ни бывала ничто не идет в сравнение с Камчаткой! Поэтому постоянно туда возвращаюсь и каждый раз узнаю что-то новое. На Камчатке я снимала документальный фильм по следам одного шведского путешественника (и ездилa зимой 200 км по тундре на вездеходе, чтобы найти корякских оленеводов), работала турлидером со шведскими тургруппами, а в прошлом году получила возможность работать волонтёром на Курильском озере. До этого я там бывала несколько раз, но задерживалась всего лишь на пару-тройку дней, теперь же я целый месяц была в этом уникальным местом! 

Я готовила, убирала и красила помещения кордона Травяной, делала всё, что могла, чтобы помочь инспекторам Лиане Варавской и Константину Лепскому, которые стали моими близкими друзьями. В свободное время у меня была удивительная возможность следить за жизнью бурых медведей, которых я стала любить ещё больше. Я фотографировала и вела блог о моих впечатлениях, чтобы больше людей осознали важность таких уникальных мест, как Курильское озеро, и поняли важность работы инспекторов и других сотрудников заповедника. Лана и Костя со своим большим опытом и глубокими знаниями многому научили меня: столько всего рассказывали не только о медведях, но и вообще о природе и жизни Курильского озера. За это я им очень благодарна! 

Когда целый месяц живешь так близко к природе и так далеко от цивилизации, время становится другим. Темп жизни меняется и душа этому радуется. Начинаешь думать о вопросах бытия, о том, что действительно важно, и обретаешь более широкий взгляд на жизнь. Отдать месяц своего времени и сил - это ничто по сравнению с тем, что ты как человек получаешь взамен. Поэтому я решила работать волонтёром и в этом году, но коронавирус захотел иначе. Теперь я, как и все, жду, что будет дальше и надеюсь, что смогу приехать на Камчатку в 2021 году. Хочу сидеть на крыльце у Курильского озера с чашечкой чая и смотреть, как мимо бродят любимые медведики. Хочу следить за игрой озорной лисички Мурки. Хочу слушать, как заливисто поёт соловей-красношейка. И хочу уже надеть свои болотники, которые меня там ждут. Очень соскучилась. Там осталась часть моего сердца.


Алла Унагаева

Волонтерство в Кроноцком Заповеднике - это прежде всего удивительный шанс стать частью чего-то прекрасного. Это возможность увидеть уникальные природные явления и прочувствовать атмосферу этих мест, а также возможность быть полезным в работе pаповедника, стать частью большой системы. 


Иосиф Козырев, государственный инспектор службы охраны заповедных территорий

Когда в Долине гейзеров в 2019 году совершил жесткую посадку вертолет, просто неоценимой оказалась помощь добровольца-врача Игоря Стомы. Благодаря его четким и высокопрофессиональным действиям была быстро оказана медицинская помощь, все прошло без паники и серьезных последствий. В тот момент это было действительно необходимо всем нам. 


Настя Томилова

Я очень люблю свою родину - Камчатку! Всегда готова помочь, тем более в таком нелегком деле, как сохранение природы. Кроноцкий заповедник для меня - особенное место. Здесь сконцентрированы не только удивительные и неповторимые ландшафты, но прекрасные профессионалы, добрые, надежные и очень душевные люди. А это главное в сохранении природушки. Приятно осознавать, что ты - часть большой команды и творишь благое дело! 


Волонтеры – отличники заповедного дела 
(2020 год) 
Долина гейзеров: 
Леметти Евгений 
Филатова Елена 
Нетребенко Николай 
Гуркина Виктория 
Унагаева Алла 
Хабарова Надежда 
Пегова Мария 
Стома Игорь 
Ткач Юля 
Глебов Виктор 
Кочетков Никита 
Самаркина Светлана 

Озерный: 
Набока Анастасия
Томилова Анастасия 
Калачевская Оксана 
Шашкова Валентина 
Тарасова Ольга 
Зимина Вера 
Зимин Андрей 
Иваницкая Юлия 
Короткова Валерия 
Ткач Юлия 
Самаркина Светлана 

Травяной: 
Филичкина Анна 
Ложанова Светлана 
Хаглунд Лена 
Пфаффенбауэр Тони 

Узон: 
Анисимова Анна
Васильев Артем
Рослая Юлия
Романов Михаил
Терпиловская Елена

Расчистка троп: 
Шумаков Владимир 
Маркеленкова Елена 
Андреев Леонид 
Костюков Игорь 
Костюкова Валентина 

Чажма: 
Васильев Артем
 
Аэродром: 
Захарова Ксения